Предмет доказывания; факты, не подлежащие доказыванию

Предмет – это то, на что направлена та или иная деятельность. Задачей судебной деятельности является правильное и своевременное рассмотрение дела в целях защиты нарушенных или оспариваемых субъективных прав. При этом каждое субъективное право имеет определенные основания. Основанием возникновения, изменения или прекращения субъективных прав и обязанностей являются юридические факты. Для правильного разрешения дела суд должен выяснить все юридические факты, имеющие значение для дела. Поэтому судебная деятельность направлена на установление фактов, с которыми нормы материального права связывают возникновение, изменение или прекращение спорных правоотношений.

Таким образом, предмет доказывания – это совокупность юридических фактов материального права, от установления которых зависит разрешение дела по существу.

Однако, вопрос о фактах, входящих в предмет доказывания, является дискуссионным.

Одни ученые полагают, что в предмет доказывания входят лишь факты материально-правового характера, другие включают в предмет доказывания как факты материально-правового, так и доказательственные и процессуально-правовые факты.

Выделяют три группы фактов: 1) юридические факты материальноправового характера; 2) доказательственные факты; 3) факты, имеющие процессуальное значение.

Юридическими фактами материально-правового характера являются факты, которые предусмотрены нормой материального права, регулирующей спорное правоотношение. Это факты, с которыми нормы материального права непосредственно связывают наступление правовых последствий.

Доказательственными называются факты, которые сами нс являются искомыми юридическими фактами (предусмотренными нормой материального права, регулирующей спорное правоотношение), но дают основания для выводов о них. Данные факты служат средствами установления искомых фактов.

Например, по делу о возмещении вреда ответчик, возражая против иска, ссылается на то, что в день причинения вреда он находился в другом месте (алиби). В подтверждение он представляет командировочное удостоверение, квитанцию из гостиницы и просит допросить нескольких свидетелей. Факт нахождения ответчика в другом месте не юридический факт, с которым связаны спорные правоотношения. Но если он будет подтвержден приведенными выше доказательствами, то позволяет сделать вывод об искомом юридическом факте – о том, что вред был причинен не ответчиком [1] .

Фактами, имеющими процессуальное значение, называют факты, являющиеся основанием для возникновения, изменения или прекращения процессуальных отношений.

М. К. Треушников указывает на то, что предметом доказывания в гражданском процессе служат не все три группы фактов, а только юридические факты основания иска и возражений против него, на которые указывает норма материального права, подлежащая применению, т.е. юридические факты материально-правового значения.

Для обозначения всей совокупности фактов, подлежащих доказыванию, употребляется другой термин – «пределы доказывания» [2] .

Источниками определения предмета доказывания являются:

  • 1) основание иска и возражения против иска;
  • 2) норма или ряд норм материального права, подлежащих применению.

ГПК предусматривает три категории фактов, которые могут быть положены в основу решения суда без доказывания: 1) общеизвестные факты; 2) преюдициальные факты; 3) факты, признанные стороной.

Общеизвестные факты – это такие факты, о которых знает широкий круг лиц, а также состав судей, рассматривающий дело.

Право признать факт общеизвестным принадлежит суду (ч. 1 ст. 61 ГПК).

Общеизвестность факта может быть признана судом лишь при наличии двух условий: объективного – известность факта широкому кругу лиц; субъективного – известность факта всем членам суда [3] .

Общеизвестные факты подразделяются на три группы: всемирно известные факты, факты, известные па территории РФ, и локально известные факты.

Преюдициальные факты – факты, установленные ранее вынесенным и вступившим в законную силу приговором или решением по другому делу. Преюдициальность имеет субъективные пределы – выводы о фактах имеют обязательное значение только в отношении лиц, участвующих в деле, и их правопреемников, на которых распространяется законная сила решения суда (ч. 2 ст. 61 ГПК).

Выводы суда, изложенные в приговоре по уголовному делу, обладают преюдициальностью только в отношении двух вопросов: 1) имели ли место сами действия и 2) совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК).

Преюдициальное значение имеют факты, установленные только постановлениями судебных органов и только основными постановлениями но уголовным и гражданским делам – приговором и решением. Другие судебные постановления, например определения, а также постановления прокурорско-следственных и административных органов, не служат основанием освобождения от доказывания [4] .

Частным и неабсолютным случаем освобождения от доказывания является признание стороной фактов, на которых другая сторона основывает свои требования и возражения. В случае признания одной стороной фактов, другая сторона освобождается от дальнейшего доказывания этих фактов [5] .

В случае если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ч. 3 ст. 68 ГПК).

Факты, не подлежащие доказыванию в гражданском процессе

Факты, не подлежащие доказыванию: общее понятие

К каждой из сторон по гражданскому делу обращено требование ГПК РФ доказывать свою позицию. Но вместе с тем нередки ситуации, когда достоверность утверждений очевидна. ГПК, исходя из общеправового принципа экономии средств (в процессуальном аспекте), приходит суду и сторонам на помощь, признавая отдельные факты имеющими силу априори по основаниям, указанным в нем.

При грамотном встраивании таких фактов в систему доказательств сторона в процессе имеет возможность укрепить собственную позицию и достичь своих целей.

Однако следует учитывать, что ни одно из доказательств, в том числе обстоятельства, о которых речь пойдет ниже, не имеет для суда обязательной силы и может быть опровергнуто другими доказательствами. Суд свободен в их оценке (ст. 67 ГПК РФ).

Предмет доказывания и факты, не подлежащие доказыванию: соотношение

Не каждое обстоятельство будет иметь значение для данного дела. Не подлежащие доказыванию факты должны обладать свойством относимости к предмету доказывания:

  • при подготовке иска необходимо исходить из положений норм, регулирующих правоотношения сторон:
  • в последующем следует учитывать обстоятельства, которые суд указал в определении о подготовке дела.

ГПК РФ (ст. 61, 68) дает основания для выделения следующих групп таких фактов.

Общеизвестные факты

Это обстоятельства-аксиомы, которые входят в круг познаний большого количества людей, включая, как правило, суд.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные в стране и локально известные. Иногда для их подтверждения (например, если они имеют распространение или использование в достаточно узкой, специализированной сфере) приходится прибегать к услугам специалистов.

Можно привести следующие примеры признания таких фактов судом:

  • апелляционное определение Московского городского суда от 06.10.2015 по делу № 33-32353/2015 (проживание диких животных в лесах и невозможность контролировать их передвижение);
  • апелляционное определение Московского городского суда от 28.08.2015 по делу № 33-31122/15 (обустройство захоронения с памятником, оградой, цветами является традицией).

Преюдициальные факты

Это обстоятельства, установленные судом при рассмотрении другого гражданского или административного (разрешенного в соответствии с КАС РФ с 15 сентября 2015 года) дела. При этом такие обстоятельства имеют значение только в том случае, если:

  • проверялись судом при рассмотрении дела, доказательства исследованы и им дана оценка (то есть они устанавливались, а не только упомянуты);
  • стороны участвовали в рассмотрении этого дела.

Круг преюдициальных фактов, установленных при разрешении уголовного дела (содержащихся во вступившем в законную силу приговоре суда), сужен до обстоятельств, касающихся того:

  • имели ли место действия;
  • совершены ли они определенным лицом.

Причина такого ограничения в том, что в обязанности суда по уголовному делу не входит проверка иных фактов.

При рассмотрении дела в суде общей юрисдикции эти обстоятельства могут быть использованы только в деле об имущественной ответственности этого лица (ст. 61 ГПК РФ).

Признанные факты

Действенным средством, способствующим быстрому разрешению споров, является использование признанных обстоятельств, которые также не требуют доказывания.

Однако препятствием в этом является неоправданное усложнение подтверждения этих обстоятельств: письменные заявления сторон, занесение в протокол (ст. 68 ГПК РФ). Признание может быть отвергнуто судом, если оно совершено:

  • под влиянием внешних факторов (угроз, обмана);
  • при добросовестном заблуждении признающей стороны.

С 1 января 2015 года в число обстоятельств, не требующих доказывания, входят факты, установленные нотариусом, при отсутствии:

  • опровержения подлинности нотариально удостоверенного документа;
  • существенных нарушений порядка совершения нотариального действия.

Таким образом, обстоятельства, не подлежащие доказыванию (преюдициальные, общеизвестные, признанные сторонами спора), могут стать действенным подспорьем в судебном процессе.

Предмет доказывания. Факты, не подлежащие доказыванию. Доказательственные факты.

Бремя доказывания. Доказательственная презумпция.

Бремя доказывания

Для разрешения по существу конкретного гражданского дела суд должен установить юридические факты, являющиеся основаниями возникновения или изменения спорного материального правоотношения, т. е. факты, от установления которых и зависит разрешение дела. Данные факты составляют предмет доказывания.

Предмет доказывания — это совокупность юридических фактов, от установления которых зависит разрешение дела по существу. Ещё эти факты называют искомыми фактами.

Все факты, входящие в предмет доказывания, должны быть исследованы и доказаны в судебном заседании, в отношении каждого из фактов предмета доказывания должны быть представлены доказательства.

Обязанность определения предмета доказывания возложена на суд. Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Эта обязанность суда позволяет говорить о сохранении в современном российском гражданском процессе принципа объективной истины. Состязательное начало гражданского процесса возлагает на стороны так называемое бремя утверждения, в силу которого стороны должны указать суду те обстоятельства, на которых они основывают свои требования или возражения (ч. 1 ст. 56, п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК). Однако стороны не обязаны обладать юридическими знаниями и могут ошибаться в определении обстоятельств, которые имеют юридическое значение. Они могут указать несущественные обстоятельства, которые не влекут юридических последствий. И наоборот, не указать фактов, которые в силу закона важны и должны быть исследованы. Таким образом, обязанность суда определять предмет доказывания восполняет возможные пробелы в определении искомых фактов сторонами.

Доказательственная презумпция

При рассмотрении гражданского дела следует также учитывать факты, не подлежащие доказыванию.

ГПК РФ предусматривает несколько категорий фактов, которые по общему правилу могут быть положены в основу решения по делу без доказывания в судебном заседании:

1) общеизвестные факты;

2) преюдициально установленные факты;

3) обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия;

4) признанные стороной факты.

Правовая презумпция — это закрепленное правовой нормой предположение о наличии (или отсутствии) определенного факта. В основе таких предположений лежит жизненный опыт поколений, высокая вероятность существования закрепленного нормой факта. Такое предположение считается верным до тех пор, пока иное не будет установлено судом.

Наиболее распространенные исключения из общих правил доказывания представляют собой доказательственные презумпции (от лат. praesumptio — предположение).

Доказательственная презумпция — это предположение о существовании определенного факта, прямо предусмотренное законом, если доказаны другие связанные с ним факты.

Наиболее распространенными доказательственными презумпциями являются презумпция вины лица, нарушившего обязательство (п. 2 ст. 401 ГК), презумпция вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК), презумпция добропорядочности гражданина (п. 1 ст. 152 ГК) и т. д.

Доказательственные презумпции дают возможность делать заключение об истинности одних фактов из доказанности других. Названных презумпций не так уж много, все они закреплены в материально-правовых законах (ГК, СК и др.).

В силу действия презумпции вины причинителя вреда лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Общим условием гражданско-правовой ответственности является наличие вины. Однако в деле о возмещении вреда истец не должен доказывать вину ответчика. Истец должен доказать только факт совершения ответчиком противоправных действий, факт причинения истцу ущерба в определенном размере и факт наличия причинно-следственной связи между противоправными действиями ответчика и причиненным истцу ущербом. Когда истец докажет эти 3 факта, вина ответчика считается установленной, пока ответчик не докажет обратного — своей невиновности, например причинения вреда в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Схожим образом по делу о защите чести и достоинства истец должен доказать факт распространения о нем определенных сведений и факт распространения этих сведений именно ответчиком. Поскольку законом установлена презумпция добропорядочности гражданина, то считается установленным, что распространенные сведения не соответствуют действительности, пока ответчик не представит доказательства обратного.

Таким образом, значение доказательственных презумпций заключается именно в перераспределении обязанностей доказывания. Доказательственная презумпция, снимая с утверждающего о существовании определенного факта лица обязанность его доказывания, возлагает на другую сторону обязанность опровержения данного факта. Пока сторона презюмируемый факт не опровергнет, он считается установленным. С другой стороны, действие доказательственной презумпции начинается только с того момента, когда истец представил достаточные доказательства для установления иных фактов предмета доказывания, обязанность доказывания которых на него возложена законом.

Все существующие в российском законодательстве презумпции являются опровержимыми. Это означает, что они могут быть опровергнуты той стороной, против которой они установлены. Кроме того, наличие доказательственной презумпции не освобождает суд от обязанности использования всех предусмотренных законом способов для установления действительных обстоятельств рассматриваемых гражданских дел.

Больше всего суду при рассмотрении гражданских дел приходится реализовывать следующие виды презумпции:

· презумпция вины должника;

· презумпция добропорядочности гражданина;

· презумпция собственности (ст. 209 ГК). Лицо, владеющее и пользующееся какой-либо вещью, предполагается ее собственником, пока не будет доказано обратное, т. е. пока не будет опровергнуто в установленном порядке данное предположение;

· презумпция смерти долго отсутствующего гражданина. Если человек в месте своего постоянного пребывания отсутствует свыше определенного законом срока и нет сведений о нем, то суд на основании данной презумпции и по правилам особого производства признает лицо умершим (ст. 45 ГК);

Это интересно:  Подача заявления на замену водительского удостоверения через госуслуги

· презумпция отцовства. Муж матери ребенка, родившегося от родителей, состоящих в зарегистрированном браке, предполагается отцом этого младенца (ст. 48 СК). Мужчина вправе оспаривать отцовство в судебном порядке.

В гражданском процессе значение презумпций состоит в том, что они:

· не только изменяют общие правила распределения обязанностей по доказыванию, но и упрощают процесс доказывания (ответчику легче и проще доказать свою невиновность, чем истцу обосновывать вину другого лица);

· вносят нравственные начала в судебное познание (презумпция отцовства, собственности и др.);

· предоставляют процессуальные льготы для защиты наиболее социально значимых субъективных прав и интересов.

Понятие и определение предмета доказывания. Факты, не подлежащие доказыванию. Факторы, влияющие на предмет доказывания

Арбитражное процессуальное законодательство не дает определения предмета доказывания, однако в дефиниции доказательств содержится прямое на него указание как на обстоятельства, обосновывающие требования и возражения, участвующих в деле лиц, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела (ч.1 ст.64 АПК). Как считает А.А. Власов понятие «предмет доказывания» тесно связано с доказательственной деятельностью, прежде всего сторон Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.А. Власов и др., под ред. Г.А. Жилина. с. 166 .

В юридической науке по сложившейся традиции под предметом доказывания понимается совокупность обстоятельств (юридических фактов), установление которых необходимо для вынесения судом или иным органом законного и обоснованного решения Курс советского гражданского процессуального права. Том 1. Теоретические основы правосудия по гражданским делам. М. 1981. с. 392.

По мнению И.В. Решетниковой практически предмет доказывания — обстоятельства, установить которые необходимо для правильного разрешения дела Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. с. 173.

Таким образом, в арбитражном процессе перед сторонами, формулирующими предмет доказывания, стоит задача определения круга обстоятельств, которые должны быть установлены в ходе судебного разбирательства с целью правильного и справедливого разрешения спора, переданного на разрешение арбитражного суда.

Каждая из сторон самостоятельно определяет состав фактов, которые входят в предмет доказывания. Это положение в свою очередь является отражением принципов, как состязательности, так и диспозитивности.

Нужно отметить, что практика судебного разбирательства свидетельствует об определенных проблемах, возникающих у сторон при установлении предмета и пределов доказывания. В свое время П.Я. Трубников отмечал, что нередки случаи, «когда субъекты доказывания начинают собирать доказательства, не сформулировав четко его предмет, что приводит к ошибкам» Трубников П.Я. Вопросы гражданского процесса в практике Верховного Суда СССР. М. 1979. с. 72. От того, насколько правильно заинтересованная сторона определит предмет доказывания и состав фактов, подлежащих доказыванию, в значительной степени зависит направление развития арбитражного процесса. Это диктуется и принципом диспозитивности, который отражает самостоятельность и ответственность заинтересованного лица за развитие арбитражного процесса, а также за его последствия.

Какие же обстоятельства подлежат доказыванию по делу?

Рассмотрим классификации фактов.

Наиболее бесспорной является деление фактов предмета доказывания по основанию наличия или отсутствия воли субъектов правоотношения. По этому критерию факты делятся на события и действия. События, с которыми норма права связывает правовые последствия (непреодолимая сила), не зависят от воли сторон, тогда как действия, наоборот, носят волевой характер (заключение договора).

Это деление имеет практическое значение для распределения обязанностей по доказыванию, поскольку в нормах материального права иногда встречается прямое указание на то, кто должен доказывать факт события. Так, если деятельность организации или граждан связана с повышенной опасностью, то в случае причинения вреда именно она должна доказывать наличие форс-мажора.

Классифицируют факты также по основанию соответствия их установленному правопорядку. По этому признаку действия как юридические факты предмета доказывания делят на правомерные и неправомерные.

Неправомерные действия подразделяют на гражданские, уголовные, административные правонарушения, в зависимости от того, нормы какой отрасли права предусматривают нарушения и регулируют данный вид общественных отношений.

Практическое значение данной классификации заключается во влиянии приговора, постановления об административном правонарушении на гражданский процесс и решения по гражданскому делу на уголовный процесс. Так, суд при рассмотрении гражданского дела не вправе квалифицировать те или иные действия, как уголовные правонарушения со всеми вытекающими отсюда последствиями гражданско-правового характера. Факт уголовного правонарушения должен быть доказан приговором суда (т.е. речь идет о преюдициальности фактов).

И.В. Решетникова подразделяет факты, составляющие предмет доказывания арбитражного суда, на три вида:

  • 1) Юридические факты материально-правового характера. Установление указанного вида фактов необходимо для правильного применения субъектами доказывания нормы материального права, регулирующей данное правоотношение. Например, прежде чем суд может решить, обязан ли ответчик возмещать материальный вред истцу, возникший в результате автоаварии, необходимо установить наличие вины в действиях ответчика.
  • 2) Доказательственные факты. Доказательственными фактами называются такие факты, которые, сами, не являясь искомыми юридическими фактами по делу, вместе с тем позволяют логическим путем сделать вывод о них.
  • 3) Факты, имеющие исключительно процессуальное значение (возникновение права на предъявление иска, на приостановление производства по делу, его прекращение, на совершение иных процессуальных действий) Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.А. Власов и др., под ред. Г.А. Жилина. с. 184.

М.К. Треушников выделяет еще и факты, установление которых суду необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия. Установление данного вида фактов требуется для обоснования судом частного определения, т. е. принятия мер профилактического характера Треушников М.К. Судебные доказательства. с. 57.

Правильное определение предмета доказывания позволяет установить совокупность фактов, выяснение которых необходимо для успешного выполнения стоящих перед судом задач, и устранить из судебного процесса все лишнее.

Бесспорным, по мнению И.В. Решетниковой является отнесение к предмету доказывания фактов материально-правового характера, так как для разрешения дел в арбитражном суде надо установить те обстоятельства, которые указаны в нормах материального права. Факты материально-правового характера можно подразделить на три группы:

  • 1) правопроизводящие факты;
  • 2) факты активной и пассивной легитимации;
  • 3) факты повода к иску Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. с. 176.

К правопроизводящим фактам, например, относится наличие договора, которым определяются правоотношения между сторонами. Согласно п.1 ст.432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Следовательно, установление факта существования договорных отношений предполагает определение того, что стороны договорились относительно всех существенных условий договора.

Например, АО обратилось в суд с иском к муниципальному предприятию о взыскании предусмотренного договором штрафа за неподачу тепловой энергии. Ответчик возражал против иска, ссылаясь на то, что причиной неподачи тепловой энергии явилось уклонение АО при заключении договора от согласования количества ежемесячной и ежеквартальной поставки энергии. Кассационная инстанция отказала в иске, так как в силу ст.541 ГК энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединительную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения. Если договор не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным (п .2 ст. 465 ГК). Следовательно, договор не заключен, нет оснований для взыскания штрафа Решетникова И.В. Особенности доказывания в суде по делам, связанным с договорами энергоснабжения // Хозяйство и право. 2001. № 11, с. 124.

В предмет доказывания также входит установление обстоятельств, подтверждающих правовой статус сторон, иными словами, определяется наличие активной и пассивной легитимации.

Например, муниципальное предприятие обратилось с иском к станции переливания крови на станции Энск-пассажирский и Министерству финансов РФ о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию и пени. Суд провел замену ответчика, возложив обязанности на Энскую железную дорогу. Однако это ненадлежащий ответчик. В силу ст.120 ГК, п.6 разд.2 Положения о Министерстве путей сообщения Российской Федерации, Федерального закона «О федеральном бюджете» получателем средств на ведомственные расходы на здравоохранение, в том числе на станции переливания крови, является Министерство путей сообщения РФ, которое и является надлежащим ответчиком Решетникова И.В. Особенности доказывания в суде по делам, связанным с договорами энергоснабжения. с. 125.

Факт повода иска.

Возьмем, к примеру, дело о признании сделки недействительной, заключенной под влиянием заблуждения. После того как сторона понимает, что была введена в заблуждение, она может обратиться в суд о признании сделки недействительной. Согласно ст.178 ГК необходимо доказать, что заблуждение имело место и носило существенный характер. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки или ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

АПК предполагает установление не только обстоятельств, обосновывающих требования и возражения, участвующих в деле лиц, но и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Это очень важный аспект предмета доказывания. В связи с этим вряд ли стоит отбрасывать процессуальные факты, так как без их учета дело часто не может быть разрешено правильно.

Следовательно, процессуальные факты также должны быть доказаны, если это имеет значение для правильного разрешения дела или какого-то отдельного процессуального вопроса. В процессуальной науке даже существует понятие «локальные предметы доказывания» Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева. М.1998. с. 110, определяемые нормами процессуального права для совершения отдельных процессуальных действий (обеспечение иска, восстановление сроков и проч.).

К иным обстоятельствам могут быть отнесены те обстоятельства, которые требуется установить для вынесения частного определения, подтверждение или опровержение достоверности доказательств и т.д.

Следует особо обратить внимание на законодательное определение обстоятельств предмета доказывания, которыми обосновываются требования и возражения не только сторон, но и всех лиц, участвующих в деле.

Арбитражная практика содержит огромное количество примеров отмены судебных решений в связи с неполным выяснением обстоятельств дела, а это и есть результат неправильного определения предмета доказывания Вестник ВАС. 2002. № 1 с.с. 20-22, 54, 62, 64, 67; Вестник ВАС 2002. № 2 с.с. 5-6, 22-23; Вестник ВАС 2002. № 4. с. 40-41.

К. С. Юдельсон в предмете доказывания видел три группы фактов

  • — правообразующие факты.
  • — факты легитимации,
  • — факты повода к иску Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. с. 166.

М.К. Треушников, С.В. Курылев, Л.П. Смышляев с данной позицией не согласны. Они считают, что факты легитимации и факты повода к иску — это факты правообразующие.

Например, факт принадлежности источника повышенной опасности определенной организации является для истца правообразующим, связывающим его право с обязанностью владельца источника повышенной опасности. Нет никакой необходимости называть или выделять эти факты под названием фактов легитимации. Любой правообразующий факт связывает право истца с обязанностью конкретного ответчика или ответчиков. Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. с. 53; Смышляев Л. П. Предмет доказывания в советском гражданском процессе: Автореферат дис. канд. юрид. наук. М., 1959. с. 33; Треушников М.К. Судебные доказательства. с. 26.

С точки зрения влияния фактов на права и обязанности спорящих сторон факты А.Ф. Клейман подразделял на:

  • -порождающие права и обязанности,
  • -прекращающие права и обязанности,
  • -изменяющие права и обязанности,
  • -препятствующие возникновению прав и обязанностей Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. с. 34.

Данная классификация, по мнению С. В. Курылева и Л.П. Смышляева нецелесообразна в виду отсутствия практической значимости Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. с. 36; Смышляев Л. П. Предмет доказывания в советском гражданском процессе: Автореферат дис. канд. юрид. наук. с. 38; .

Однако М.К. Треушников считает, что деление фактов предмета доказывания в зависимости от правовых последствий на правопорождающие, правоизменяющие, правопрекращающие и правопрепетствующие имеет ценность для правовой оценки фактов, вывода суда о взаимных правах и обязанностях сторон, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела Треушников М. К. Судебные доказательства. с. 28.

С.В. Курылев делил факты предмета доказывания на положительные и отрицательные. Смысл этого деления в том, что отрицательные факты труднее доказывать, и это важно для выбора способа доказывания.

Указанный автор различал также в предмете доказывания факты-явления и факты-состояния.

Факты-явления отличаются от фактов-состояния тем, что они совершались в прошлом и для их доказывания требуется использование судебных доказательств. Факты-состояния носят длящийся характер и могут быть предметом непосредственного познания суда без доказательств Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. с. 49-50.

Таким образом, предмет доказывания — это совокупность обстоятельств материально-правового характера, обосновывающих требования и возражения, участвующих в деле лиц, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

Следующий вопрос: каковы источники формирования предмета доказывания по делу? Таких источников два: нормы материального права и основания требований и возражений сторон.

Именно нормы материального права определяют, какие обстоятельства следует установить для разрешения определенной категории дел. Приведем один пример.

Специализированный инвестиционный фонд приватизации «Восток» обратился с иском к АООТ «Кыштымский машиностроительный завод» о расторжении заключенного ими договора купли-продажи акций АООТ «Челябинский завод дорожных машин им. Колющенко». Чековые инвестиционные фонды имеют право осуществлять свою деятельность только после получения лицензии и до момента ее аннулирования. Следовательно, в данном деле в предмет доказывания, в частности, входит установление такого обстоятельства, как наличие лицензии Госкомимущества Вестник ВАС РФ. 1997. № 2 с. 52-53.

Основания требований и возражений лиц, участвующих в деле, конкретизируют предмет доказывания по делу. При этом в процессе рассмотрения дел предмет доказывания может несколько изменяться в силу права сторон на изменение оснований или предмета иска (ст.37 АПК), возможности заявления встречного иска.

Предмет доказывания может изменяться в силу различных обстоятельств.

Например, стороны вправе указать на дополнительные обстоятельства, ответчик может заявить о встречных требованиях, суд вправе указать истцу на необходимость установления обстоятельств, не указанных им в исковом заявлении, и проч.

Если в качестве лиц, участвующих в деле, выступают прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК, то основания их требований и возражений в защиту чужих интересов также ложатся в основу предмета доказывания по делу.

Это интересно:  Новый список аварийных домов саратов 2019

В качестве источника формирования предмета доказывания по делу можно считать и нормы процессуального права, так как возражения ответчика могут носить процессуальный характер. В процессуальной науке принято называть всю совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по делу, пределом доказывания, что шире понятия «предмет доказывания».

Кто отвечает за определение предмета доказывания в арбитражном суде?

Если мы обратимся к тексту закона, то без затруднений найдем ответ на поставленный вопрос. Согласно ч. 2 ст. 66 АПК «арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта до начала судебного заседания». И далее п. 1 ст. 270 АПК указывает в качестве основания к изменению или отмене решения арбитражного суда неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Таким образом, АПК однозначно называет субъекта, ответственного за определение предмета доказывания, — это суд. Бесспорно, участвующие в деле лица также определяют предмет доказывания, в противном случае было бы невозможным говорить об основаниях иска и проч. Однако решающим субъектом в определении предмета доказывания выступает суд.

Обстоятельства, включенные в предмет доказывания, подлежат доказыванию в суде. Однако из этого общего правила, по мнению И.В. Решетниковой, имеется два исключения. Доказыванию не подлежат:

  • 1) преюдициальные факты;
  • 2) общеизвестные факты (ст.70 АПК) Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. с. 158.

Необходимо указать на ошибку И.В. Решетниковой. Общеизвестные факты легализованы ст. 69 АПК, а не ст. 70 АПК.

А.А. Власов считает, что к фактам, входящим в предмет доказывания, но не подлежащим доказыванию и которые могут быть положены в основание решения суда как истинные, относятся три вида фактов:

  • 1) общеизвестные факты;
  • 2) преюдициальные (предрешенные) факты;
  • 3) презюмируемые (предполагаемые в силу закона существующими) Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.А. Власов и др., под ред. Г.А. Жилина. с. 177.

Кроме того, необходимо отметить новую правовую норму для арбитражного процесса — освобождение от доказывания обстоятельств, признанных сторонами (ст. 70 АПК)

Законодатель не использует термин «преюдиция». Правоведы же употребляют это понятие в двух значениях: 1) в «формальном» смысле, то есть в том смысле, который предусмотрен ст.65 АПК РФ; 2) в более широком смысле — с указанием на любой «связывающий» эффект одного судебного акта другим судебным актом. Это влечет определенные недоразумения, как в научной литературе, так и в правоприменительной практике. Вместе с тем, очевидно, что расхождения имеют терминологический характер. Поскольку этот вопрос имеет чрезвычайное значение, как для научных целей, так и для судебной практики, неоднократно делались попытки упорядочить словоупотребление и очертить объем понятия термина «преюдиция». В частности, в свое время предлагалось использовать термины «условная» преюдиция Советский гражданский процесс./ Под ред. Гурвича М.А. М. 1975. с. 137 , «мягкая» преюдиция Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М.,1998. с. 36-37. Однако широкого распространения эти термины не получили. В настоящее время делаются попытки по иному интерпретировать эту проблему — через анализ соотношения категорий «преюдиция» и «обязательность судебных актов» Рожкова М. А. К вопросу о силе судебных актов арбитражного суда.// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2003. № 5. с. 69-75.

Преюдициальность (от лат. praejudicialis — относящийся к предыдущему судебному решению) означает предрешенность некоторых фактов, которые не надо вновь доказывать. Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. По общему правилу объективные пределы преюдициальности касаются обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному делу. Субъективные пределы — это наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах. В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции», если в новом деле участвуют и другие лица, для них факты, установленные в предыдущем решении, не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях. Для положительного решения вопроса о преюдициальности требуется наличие как объективных, так и субъективных пределов.

Понятие преюдициальности имеет два аспекта. Преюдициальность не только означает отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение.

Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном в законе Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. с. 149; Нефедова О. Ю. Практика применения статьи 58 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. // Арбитражные споры. 2001. № 1. с. 39

Наиболее характерным примером наличия преюдициальных фактов являются дела с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Факты, установленные в решении арбитражного суда, не подлежат доказыванию при рассмотрении регрессного иска в новом процессе.

АПК предусматривает преюдициальность фактов, установленных в решении арбитражного суда и суда общей юрисдикции по гражданским и уголовным делам.

АПК устанавливает условия преюдициальности актов арбитражных судов для арбитражных судов: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица» (ч. 2 ст. 72 АПК). Преюдициальной силой обладают факты, установленные судебным актом арбитражного суда, при условии, что судебный акт арбитражного суда вступил в законную силу. Обстоятельства, установленные судебными актами арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела в арбитражном суде, если в нем участвуют те же лица.

Ранее действовавший АПК 1995г. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 5 мая 1995 года N 70-ФЗ Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 19, ст.1709 распространял преюдициальность лишь на вступившие в законную силу решения арбитражного суда (ст.53 АПК). Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (с изменениями от 9 июля 1997 г.) указало, что «преюдициальное значение имеют факты, установленные решениями судов первой инстанции, а также постановлениями апелляционной и надзорной инстанций, которыми приняты решения по существу дела. Факты, установленные по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Если в этом деле участвуют и другие лица, для них эти факты не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях». Следовательно, к решениям арбитражного суда еще были добавлены постановления апелляционной и надзорной инстанций в плане преюдициальности установленных в них фактов для рассмотрения иного дела с участием тех же лиц относительно тех же фактов.

Вновь принятый АПК использует иной термин, говоря о преюдиции вступивших в законную силу судебных актов арбитражного суда. При этом ст.15 АПК раскрывает понятие судебных актов: «Арбитражный суд принимает судебные акты в форме решения, постановления, определения. Судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу, именуется решением. Судебные акты, принимаемые арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций по результатам рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб, а также судебные акты, принимаемые Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по результатам пересмотра судебных актов в порядке надзора, именуются постановлениями.

Все иные судебные акты арбитражных судов, принимаемые в ходе осуществления судопроизводства, именуются определениями».

Если исходить из буквального толкования преюдициальности, то она должна распространяться на все судебные акты, перечисленные в АПК. Однако определения суда, будучи судебными актами, чаще всего, не содержат установления фактов. В связи с этим сложно говорить об их преюдициальности. С другой стороны, среди определений арбитражного суда имеют место определения, содержащие установление фактов. Окончательный ответ на этот вопрос даст судебная практика. Очевидно, что новый АПК распространил преюдициальность и на постановления кассационной инстанции, хотя ранее эти акты не обладали преюдициальностью.

Несколько по-иному решается вопрос об объективных пределах преюдициальности решений и приговоров судов общей юрисдикции: «Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле» (ч.3 ст.69 АПК). В отличие от преюдициальности актов арбитражных судов для судов общей юрисдикции установлены определенные ограничения. Эти ограничения касаются судебного акта. Применительно к преюдициальности для судов общей юрисдикции законодатель говорит лишь о решениях судов общей юрисдикции. Они должны быть обязательно вступившими в законную силу, так как без этого они не приобретают общеобязательность. В остальном же объективные и субъективные пределы преюдициальности едины: она распространяется на обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции и имеющие отношение к лицам, участвующим в деле.

Вступивший в законную силу приговор суда общей юрисдикции обязателен для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам о том, имели ли место определенные действия и кем они совершены. Очевидно, что иные обстоятельства, установленные приговором суда общей юрисдикции, не обладают преюдициальностью для рассмотрения дела арбитражным судом. Таким образом, применительно к приговору суда установлена ограниченная преюдициальность в плане объективного критерия.

Обстоятельства, установленные административными органами, органами следствия и прокуратуры, не являются преюдициальными и подлежат доказыванию в арбитражном суде. Вместе с тем акты указанных органов, будучи письменными доказательствами, могут быть (а иногда должны быть) привлечены к арбитражному разбирательству.

Спорные моменты указывает О. Ю.Скворцов в вопросе преюдициальности решений третейских судов для государственных судов. Относительно преюдициальности следует отметить, что подавляющее большинство специалистов, опираясь на нормы позитивного законодательства, утверждают о том, что решения третейских судов не обладают свойством преюдициальности для решений государственных судов Скворцов О.Ю. Преюдициальный эффект решения третейского суда в деле о несостоятельности // Кодекс-info. 2003. № 9-10. с. 11. Хотя справедливости ради следует отметить, что юристы не единодушны в этом вопросе. Например, Н. Громов полагает, что к числу актов общественных организаций, имеющих преюдициальное значение для суда, рассматривающего гражданское дело, относятся решения третейских судов Громов Н. Применение преюдициальных актов при рассмотрении судами гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам // Законность. 1998. № 2. с. 31.

По мнению О.А. Скворцова, такой подход не обоснован, поскольку допускает смешение случаев так называемой необязательной преюдиции и преюдиции, понятие которой формулируется в процессуальном законодательстве Скворцов О.Ю. Преюдициальный эффект решения третейского суда в деле о несостоятельности. с. 12. Именно поэтому представляется важным «проводить определенное различие между случаями обязательной преюдиции и теми случаями, когда преюдициальная связь не имеет обязательного характера» Фетисов А.К. Нормоконтроль и преюдиция // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. М. 2002. № 1 с. 323. Решение третейского суда обладает преюдициальным эффектом для решений государственных судов лишь в случаях, установленных законом.

Общеизвестные факты также не подлежат доказыванию. К общеизвестным фактам закон относит обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, которые не нуждаются в доказывании (ч.1 ст.69 АПК). Для признания факта общеизвестным требуется, чтобы он был известен широкому кругу лиц, в том числе, и составу судей, рассматривающему дело.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные. Дата аварии на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) является общеизвестным фактом. В силу масштабности последствий этой аварии она стала известной далеко за пределами Украины. Авария на производственном объединении «Маяк» — наглядный пример появления факта, общеизвестного на территории России. До недавнего времени эта авария, имевшая место в 1957 г., была мало кому известна. В настоящее время о ней знают все жители России. К локальным общеизвестным фактам могут относиться пожары, наводнения, сходы лавин и проч., имевшие место в районе, городе, области.

Однако участвующие в деле лица не лишаются права представлять аргументы, опровергающие общеизвестные факты.

Об общеизвестности локальных фактов на соответствующей территории должна быть сделана отметка в судебном решении, такая отметка необходима для вышестоящих инстанций на случай пересмотра дела. О фактах, известных во всем мире или на территории России, в судебном решении отметка не делается по причине их известности и для вышестоящего суда.

Содержанием объяснения сторон и третьих лиц может являться признание, т.е. согласие с фактом, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения.

Признание сторон, как отмечает И.В. Решетникова существовало и раньше как разновидность объяснения сторон Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. проф. В.В. Яркова). с. 143 . Но впервые АПК так подробно закрепил процедуру принятия признания арбитражным судом. Под признанием понимается согласие с фактом, на котором другое лицо основывает свои требования или возражения. Как отмечает А.А. Власов, несмотря на то, что в норме права говорится о признании факта в единичном выражении, может иметь место признание нескольких фактов Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.А. Власов и др., под ред. Г.А. Жилина. с. 161. Признание факта непосредственно связано с распределением бремени доказывания, в соответствии с которым каждая сторона доказывает определенные факты. Таким образом, признание факта надо отличать от признания иска. Признание факта основывается на распределении бремени доказывания, в соответствии с которым каждая сторона доказывает определенные факты. Признание же иска (полное или частичное) относится к распорядительным действиям сторон и означает согласие с требованиями истца.

Это интересно:  Исковое заявление признание утратившим право пользования помещением

В плане развития состязательности важной является ч. 1 ст. 70 АПК, в которой на арбитражный суд первой и апелляционной инстанций возлагается обязанность содействовать достижению сторонами соглашения в оценке фактических обстоятельств дела. АПК сделал попытку предложить механизм «подталкивания» сторон к признанию фактов. Правда, механизм получился в духе следственного процесса, когда арбитражный суд, используя свои процессуальные полномочия и авторитет органа судебной власти, проявляет необходимую инициативу по содействию достижению сторонами соглашения в оценке обстоятельств.

Ранее арбитражной практике не был знаком институт соглашения по оценке фактических обстоятельств дела.

Содержание такого соглашения — это признание сторон, о чем свидетельствует ч. 2 ст. 70 АПК. Иными словами, соглашение стороны могут достигнуть вне суда или во время судебного разбирательства. Объектом соглашения выступают обстоятельства дела. Стороны могут договориться о признании отдельных фактов, всех фактов и т.д. Достигнутое соглашение удостоверяется сторонами в их совместном заявлении, которое составляется в письменной форме, представляется в арбитражный суд, рассматривающий дело по первой инстанции или в апелляционном порядке. Суд принимает соглашение сторон на любой стадии в первой и апелляционной инстанциях. Представленное сторонами заявление о достижении соглашения заносится в протокол судебного заседания.

В своем соглашении стороны вправе признать любые факты, входящие в предмет доказывания по делу. Признание фактов, не имеющих значения для дела, не имеет юридической значимости. Признание фактов сторонами основывается на распределении между ними обязанности по доказыванию. В связи с этим сторона признает те факты, которые должна доказывать противоположная сторона.

Последствие признания стороной фактов отражено в ч. 3 ст. 70 АПК: признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств. Признание стороной фактов может быть изложено письменно или устно. Если признание изложено в письменной форме, то оно приобщается к материалам дела. При устной форме признания оно заносится в протокол судебного заседания и удостоверяется подписью стороны. Факт признания сторонами конкретных обстоятельств дела заносится в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями обеих сторон.

Однако признание фактов не носит абсолютного характера, так как арбитражный суд вправе не принять признание стороной фактов. Отказ в принятии признания возможен при наличии доказательств, дающих основание полагать, что признание такой стороной конкретных обстоятельств совершено в целях сокрытия обстоятельств или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения, на что арбитражным судом указывается в протоколе судебного заседания. Здесь важно обратить внимание на фразу закона «если арбитражный суд располагает такими доказательствами», следовательно, нет обязанности по поиску подобного рода доказательств. На арбитражном суде лежит контрольная функция — проверить, нет ли таких доказательств. Такими доказательствами могут быть показания свидетелей, письменные, вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов. Признание может быть вызвано «давлением» доказательств, когда лицо, участвующее в деле, вынуждено признать факт в силу непререкаемости доказательств. Это не является основанием для отказа в признании факта.

Если арбитражный суд не принял признание стороной обстоятельств дела, то они подлежат доказыванию в общем порядке, т.е. в соответствии с существующим распределением обязанности по доказыванию.

Если арбитражный суд принял признание сторонами фактов и если это признание надлежаще удостоверено сторонами по правилам, то такие обстоятельства не проверяются в ходе разбирательства дела (ч. 5 ст. 70 АПК).

Ст. 70 АПК распространяет право признания обстоятельств дела только на стороны. Хотя третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, также обязаны доказывать обстоятельства согласно распределению обязанности доказывания. Возможно, было бы более верно распространить право признания фактов и на данный вид третьих лиц. Однако АПК не содержит ответа на данный вопрос.

Необходимо помнить, что предмет доказывания по делу и предмет судебного познания — это понятия не тождественные по объему. Предмет судебного познания шире, т.к. в него входят все факты, положенные в основу судебного решения. Помимо фактов предмета доказывания сюда входят и факты, не требующие процессуальной деятельности по доказыванию.

В процессе рассмотрения спора предмет доказывания может меняться. Истец имеет право дополнить или изменить основание иска, ответчик — привести в обоснование своих возражений дополнительные юридически значимые факты. С согласия истца арбитражный суд вправе изменить основание иска. Суд также вправе указать истцу на необходимость установления факта, имеющего материально-правовое значение, на который истец не ссылался в исковом заявлении, и потребовать представления необходимых доказательств.

Например, по спору об истребовании имущества из незаконного чужого владения истец не указал, почему он является собственником с момента перечисления ответчику платежа, тогда как в договор с ответчиком было включено условие о переходе права собственности с момента платежа, хотя по общему правилу право собственности возникает у приобретателя с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (ст.223 ГК РФ). В данном случае суд указывает истцу на необходимость установления юридически значимого факта включения в договор названного условия.

Т. к. предмет доказывания — это совокупность обстоятельств материально-правового характера, обосновывающих требования и возражения, участвующих в деле лиц, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, то возникает вопрос, каким образом это совокупность обстоятельств- фактов применяется в судебном доказывании. Данные факты применяются посредством сведений о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела — доказательств.

Фактические обстоятельства дела в итоге устанавливаются из предмета судебного доказывания, включающего в себя факты процессуальной природы.

А формирование предмета доказывания, в свою очередь, происходит под прямым воздействием правового фактора.

Можно выделить следующие факторы, влияющие на предмет доказывания:

  • 1. Фактор внешней среды, т. е. определенная политика государства, пробельность законодательства и т. д.
  • 2. Фактор внутренний среды, зависящий от принципа оценки доказательств судьей по внутреннему убеждению

Примером фактора внешней среды, влияющего на предмет доказывания, может служить судебная эпопея с постановлением Правительства Российской Федерации «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» Постановление Правительства РФ от 28 августа 1992 г. N 632 «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия». Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации от 7 сентября 1992 г. N 10 ст. 726.

Потенциальные фискальные потери казны от прекращения внесения в бюджет хозяйствующими субъектами платы за загрязнение, а также от возможного предъявления исков о возврате из бюджета излишне уплаченных сумм платы, разумеется, не могли остаться незамеченными, в связи, с чем с последствиями вынесенного решения Верховного Суда Российской Федерации началась борьба.

Во-вторых, было принято Определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. N 284-О Определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. N 284-О «По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» и статьи 7 Федерального закона «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации», по которому плата за загрязнение окружающей среды оказалась неналоговым платежом, не подпадающим под действие НК.

Согласно ст. 1 КС — судебный орган конституционного надзора, согласно ст. 3 указанного закона КС проверяет соответствие Конституции нормативных актов.

К внешним факторам можно отнести и использование судебного прецедента судьями.

В АПК в перечне средств доказывания судебный прецедент отсутствует.

Как отмечает В.А. Новицкий современную российскую систему права (и в особенности, процессуального правоприменения) отличают черты, спорные по своей правовой природе и рецептированные из иных правовых систем современности.

Традиционная романо-германская сущность российского правоприменения в конце ХХ века стала обрастать чертами англо-саксонского правоприменения. Это вызвано направленностью российской правовой семьи на внедрение состязательных начал в юридическую теорию и практику. Началом такого синтеза правовых систем следует считать принятие Конституции Российской Федерации в 1993 году.

Однако, отдельные признаки англо-саксонской правовой семьи, правда, в видоизменённом виде, существовали в процессуальном правоприменении и в советский период. Традиционный нормативно-правовой акт сосуществовал с производной правового прецедента — постановлениями Пленума Верховного Суда СССР.

Российский законодатель не рассматривает юридический прецедент в качестве источника права. Одни учёные современности полагают, что классический правовой прецедент в России не существует, как источник российского права. Другие придерживаются иной точки зрения по этому вопросу.

Невозможно отрицать влияние на вынесение правоприменительных актов в Российской Федерации судебной практики Верховного Суда Российской Федерации. Ни один судья «не переступит» постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации при вынесении судебного решения. Постановления Пленума Верховного Суда РФ носят характер своеобразного собрания общих процессуальных и обязательных к применению начал правосудия по основным вопросам судопроизводства. Но, законодатель не придаёт данным предпосылочным умозаключениям Верховного Суда РФ, прямо воздействующим на свободное усмотрение судей, статуса источника права Новицкий В. А. Правовая реформа ХХ-ХХI веков в России и проблемные её проведения: процессуальное доказывание и правоприменение. с. 15.

Необходимо отметить, что с ратификацией Россией 05 мая 1998 г. Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) / Собрание законодательства Российской Федерации от 8 января 2001 г., N 2, ст. 163 возникает ситуация когда решение Европейского Суда по правам человека выше по юридической силе Конституции РФ, т. е. налицо ситуация когда судебный прецедент признается выше закона.

О. Струнская, указывает что, российские суды часто ссылаются на так называемую «сложившуюся практику» по определенной категории дел Струнская О. Страсбургские ориентиры // эж-ЮРИСТ. 2005. № 22. с. 17 .

Существуют так же информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, в которых обычно звучит фабула: «Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обсудил Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» / Российская газета» от 16 мая 1995 г. N 93″ информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

Данные рекомендации в итоге оказываются обязательными по определенным категориям дел.

Нередко трактовки ВС, ВАС противоречат закону, что отмечает, например А. М. Эрделевский Эрделевский А. М. Комментарий к актам высших судебных органов Российской Федерации. М., 2002. с. .

Однако суды, почему-то применяют положения информационных писем, а не закона, что противоречит конституционному принципу верховенства закона. Хотя применение этих рекомендациях ни как не отражаются в судебных актах.

Однако существует практика, когда успешно используется лицами, участвующими в деле, в качестве средств доказывания судебные акты по аналогичным делам.

Основной причиной нелегального применения судебного прецедента в судебной практике является следующие причины:

  • 1. Большой объем дел, которые физически невозможно изучить досконально
  • 2. Законодательная ограниченность во времени
  • 3. Рекомендации высших судебных органов. Попытка схематизировать принятие решений по однотипным делам. Любое решение судьи противоречащие рекомендациям ВАС будет отменено в следующей инстанции.
  • 4. Низкая квалификация судей и связанная с этим «честь мундира»

Вопрос применения в судебной практике судебного прецедента требует, по моему мнению, решения, как теоретически, так и легального.

Видимо рано или поздно законодатель вынужден будет признать судебный прецедент в качестве судебного доказательства.

Фактор внутренний среды, влияющий на предмет доказывания, зависит от принципа оценки доказательств судьей по внутреннему убеждению. Поэтому он наиболее опасен для общества, ибо порождает коррупцию судебной власти.

Принцип оценки по внутреннему убеждению зависит от конкретного человека, выполняющего функции судьи. Т. е. от психического состояния судьи, его отношения к сторонам спора, от корыстной заинтересованности и т. д. а, следовательно, от степени развития правосознания.

Всем известна наука софистика, позволяющая логическим путем доказать, что черное — это белое.

А любой судья владеет методами софистики и, следовательно, ему не затруднит обосновать свое мнение относительно дела и вынести определенное нужное ему или заказчикам решение.

Выходом из этой ситуации может являться либо увеличение возрастного ценза до 60 лет и введение имущественного ценза для судей, как это принято в Англии, либо повышение правосознания всего общества, в целом и судей, в частности либо отказ оценки доказательств по внутреннему убеждению.

Отказ от принципа оценки по внутреннему убеждению на современном этапе развития общества невозможен, но свести его влияние особенно в арбитражном процессе позволяет современное развитие коммуникаций и вычислительной техники. Тем более существует определенная процедура проверки законности решений суда в кассационном и надзорном порядке. Деятельность арбитражного суда поддается наибольшей формализации, в отличии, например, деятельности судов общей юрисдикции по уголовным делам, где необходимо выявить отношении личности к преступлению.

Поскольку определению предмета доказывания уже был посвящен специальный параграф в данной работе, рассмотрим вопрос собирания доказательств.

Статья написана по материалам сайтов: rusjurist.ru, studopedia.net, vuzlit.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий