Нужна ли внешность духовной жизни?

«Мы от природы склонны любить то, что нам нравится…»
Энн Бронте «Агнес Грей»

Поводом написания данной статьи послужил, несомненно, личный опыт автора, точнее личные проблемы. Я делюсь опытом в надежде, что он принесёт пользу кому-то или хотя бы заставит задуматься и, возможно, поможет найти нужное решение. Пожалуй, у каждого человека, в жизни бывает такой период, когда он задаётся вопросом: «Почему всё идёт не так?!» или проще говоря, что надо что-то изменить, чтобы преодолеть «затянувшуюся» «чёрную полосу» в жизни. Как известно, начинать всегда надо с себя и, соответственно, все причины надо искать только в себе. Отмечу сразу, что не принадлежу ни к какой секте и не являюсь приверженцем какой-либо религии, хотя атеистом себя тоже не считаю.
Шаг 1. Я подошла к зеркалу…
«Встречают по одёжке!» — гласит одна из пословиц. И с этим никак не поспоришь! Да, духовная красота видна при общении с человеком, но…Как преодолеть полосу негатива, если люди, с кем ты вынуждена общаться, даже помощь воспринимают как оскорбление или моё желание их унизить?! Все чаяния, что «добро растопит холод души и истребит корень зла» оказались напрасными (добрые дела и терпение, с каким я молча выносила мерзкие выходки этих людей в течении двух месяцев никак не повлияли на их поведение или мировоззрение). Эти люди никого и ничего, кроме денег, не видят (в буквальном смысле офис-дом-офис – по шестнадцать часов в день работа! Без выходных и праздников!) Как остаться собой и не опуститься, поддавшись инстинкту «самозащиты»? Как исполнить свой долг делая добро и не питать ненависти к сеющим зло?
Лицо моё меня поразило: под глазами синяки, глаза потеряли блеск, на лбу какие-то пятна…Но главное, да, я давно заметила, что одеваю последнее время, что «под руку попадётся»! Некоторые вещи…так и висят второй год с этикетками – мне они просто…малы! Есть ли взаимосвязь между «лишними пятнадцати кг, тусклыми глазами, прыщами» и «не прекращающимися неприятностями» в моей жизни?
Шаг 2. Социальная духовность
Я почувствовала, что во мне «что-то сбилось». Появилась раздражительность, бессонница, сильно ухудшилось здоровье. «Какое у меня есть право требовать совершенства, если я сам далек от него?»
Здесь уместней передать мои мысли словами Агнес Грей: «Жалеть, что ты некрасива — глупо. Разумные люди не желают красоты для себя и равнодушны к ней в других. Был бы образован ум и чувствительно сердце, а внешний облик ни в чьих глазах важности не имеет. Так наставляли в детстве нас, и так наставляем мы нынешних детей. Весьма достойные, весьма логичные выводы, но вот только подтверждаются ли они жизнью? Мы от природы склонны любить то, что нам нравится. А что может нравится больше красивого лица — если мы к тому же не знаем ничего дурного о той или, кому оно принадлежит? Девочка любит свою птичку — почему? Потому, что птичка живая, что она умеет чувствовать, что она беспомощна и безвредна. Но жаба — живая, и она умеет чувствовать, и она беспомощна и безвредна. Однако пусть девочка и не причинит жабе зла, любить она будет птичку — такую хорошенькую, с пушистыми пёрышками и блестящими весёлыми глазками.
Если женщина прекрасна собой и прекрасна душой, почти все хвалить её будут и за то, и за другое — но особенно за первое. Если же, с другой стороны, её внешность и характер равно неприятны, в вину ей в первую очередь ставят некрасивость, сразу же оскорбляющую обычный посторонний взгляд. Если же дурнушка наделена превосходными душевными качествами, о них — особенно если она робка и ведёт уединённую жизнь — никто даже не узнает, кроме самых близких ей людей. Все прочие же, напротив, склонны составлять самое неблагоприятное мнение о её уме и характере, хотя бы в несознательном стремлении оправдать инстинктивную неприязнь к существу, столь обделённому природой.
Прямо обратное происходит с той, чей ангельский облик прячет чёрное сердце или придаёт обманчивое ложное обаяние порокам и причудам, которых ни в ком другом не потерпели бы. Те, кто наделён красотой, пусть будут благодарны за неё и обратят её на пользу, как любой другой талант. Те же, кто её лишён, пусть не сетуют напрасно, а попробуют обойтись без неё. Во всяком случае, хотя красоте и придаётся чрезмерное значение, она — дар Божий, и презирать её не должно. » .
Что мне предпринять? И надо ли вообще предпринимать попытки что-то менять в себе, ведь мне уже далеко не двадцать?! Я взяла чистый лист бумаги и разделила его пополам…
Моим решением было: найти положительные моменты в коммуникации с этими людьми:
— я становлюсь более терпеливой;
— учусь сдерживать свои эмоции;
— получаю наглядный урок, как не надо себя вести и так далее.
К моему удивлению «плюсов» было больше, чем «минусов». Значит, я всё-таки поддалась эмоциям! Но, как выйти из этого состояния? Как изменить своё отношение к грубым и бестактным людям и вернуть себе душевный покой?
Внешность, как основа, как зеркало души.
Почему именно внешность? Здесь можно ответить лаконично фразой А.П.Чехова «В человеке должно быть всё прекрасно!» Да, и цитаты из романа Э.Бронте, тоже это подтверждают. Очищение! Только очищение может позволить избавиться от негатива души и тела! Как это сделать, если йога тебе не доступна (я на тот момент уже была в гипсе), а ежедневное чтение и музыка не оказывают значительного влияния – в голове кружиться постоянный рой мух-мыслей, диалогов (от настоящих до предполагаемых).
У меня, не побоюсь этой фразы, шикарный опыт по диетологии. Я работала с людьми, а также прекрасно знаю свой организм (вылечила два хронических заболевания, когда врачи от меня отказались). Пару раз была в клинике доктора А. Зиганшина, не плохо знаю систему питания Г.Шаталовой, профилактическую систему Неумывакина, Сайкова, Норбекова, а также многих зарубежных учёных, диетологов, психологов.
Шаг 3. Духовность
Главной задачей, для меня была духовность. «Известно, что тесное общение оказывает большое взаимное влияние на образ мышления и манеры. Люди, чьи поступки мы непрерывно наблюдаем, чьи слова все время звучат у нас в ушах, непременно заставят нас, пусть и против нашей воли, поступать и говорить на их лад — медленно, постепенно, быть может, неуловимо, но такая перемена произойдёт» .
Рассматривая духовность, как высшую энергию человека, хочу отметить, что пост имеет прямое отношение к «духу и его состоянию».
Пост является традицией, которая была включена во многие древние культуры, от древних ведических традиций до буддийских и многих других .
Многие духовные наставники, гуру советовали своим ученикам начинать именно с поста, с очищения. Многие религии побуждают человека ограничить потребление пищи (разумно потреблять). Давно доказано научно, что культура питания играет огромную роль в духовном развитие человека.
Шри Рамакришна, почитаемый святой подвижник не только в Индии, но и во всём мире, также говорил, что сущность человека — Дух, и чем более развит в человеке этот Дух, тем могущественнее человек в делании и достижении добра, блага. По его мнению, нужно пробуждение духа внутри, чтобы видеть Реальность .
Духовность, по убеждению Ауродиндо, в своей сущности есть пробуждение внутренней реальности нашего существа; внутреннее стремление войти в контакт с высшей действительностью, имманентной космосу или существующей вне космоса, а также нашему существу; быть с ней в связи, соединиться с ней и, в результате этого контакта и соединения, преобразить всё своё существо, превращая его в новое существо, в новую личность, в новую природу .
Чтобы раскрыть в себе этот внутренний свет, энергетический канал, не достаточно было провести самоанализ, нужны были силы для продолжения работы и общения с людьми. Необходимо развить и усовершенствовать этот энергетический канал – духовность. Нужна была красота! Как духовная, так и внешняя. Только это могло решить мои проблемы и не позволить потеряться собственному «Я».
Подробный алгоритм моих действий (книги, которые я прочитала в этот период, диеты и методы очистки, занятия и прочее) и, конечно же, полученный результат Вы можете прочесть в моей следующей статье «Духовность и внешность: достижение цели».

А может не надо так уж слишком зацикливаться на своей не красоте?У меня так часто были случаи,когда я почти одновременно для кого-то была и красива ,а для кого-то просто уродлива.Так что я теперь над этим не парюсь».Если некоторые «грязные» людишки вымещают зло на ком-то «опуская ближнего»-это их проблемы в жизни,а не ваши.:)

Полностью согласна с Вами, Ирина! Зацикливаться ни на чём не надо! Главное-это себе нравиться. Об этом, в общем-то, и пишу!

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

История

Нужна ли внешность в церковной жизни?

Обращаясь к христианам греческого города Коринфа, апостол Павел писал: «… к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога»,( 1Кор. 15,34). Апостол упрекает не язычников, действительно не знавших истинного Бога, а своих же братьев по вере. Почему же? За что? Да потому, что представление о Боге у немалой части христиан коринфской общины не выходило за рамки: «Он существует». Дальше начиналось неведение. Неведомы были ни свойства Божии, ни дела Его. Вера жила сама по себе, не имея плода, не имея практики, не воплощая себя в делах и стремлениях. Каким был человек до просвещения словом Христовым, таким и оставался.

Минуло почти две тысячи лет, ушли в мир иной те, кого пытался устыдить невежеством Апостол, славный город Коринф потерял былое величие и название, кажется, чего и вспоминать «дела давно минувших дней»? Однако и сегодня очень ко времени звучат слова: «некоторые из вас не знают Бога».

На чём же основано нежелание «знать Бога»? На нежелании менять свою жизнь. Ведь знание о свойствах Бога непременно вмешается в нашу жизнь. Разделит все наши деяния, слова и мысли на Божьи и не Божьи. Среди не Божьих, или греховных, могут, и даже обязательно окажутся, привычные и приятные для нас дела и вожделенные цели. А когда к своему греху нет неприязни и расставаться с ним нет охоты, да к тому же неприятно ощущать себя грешником, вот тогда-то — самое время туманной фразе: «Бог у меня в душе». Оно так удобно — незнание Бога и Божьего закона: нет закона — нет и греха. Нет греха — нет и ответственности.

Кому-то «Бог в душе» не мешает (конечно, из «высших» побуждений) сообщать о проступках одних ближних другим ближним, и при этом не считать это сплетней. «Это ведь скрывать правду от общественности — безнравственно, а открыть чужой грех — очень даже нравственно», — думает общительная соседка или шустрый журналист. Думает так, потому что не знает, что перед Богом грех, а что — нет. Не знать Бога — величайшая беда. «Неведение не ведает своего неведения, неведение удовлетворено своим ведением… Оно способно наделать множество зла, нисколько не подозревая, что делает его», — писал свят. Игнатий Брянчанинов.

«Бог в душе»… А как ты смог пригласить Его туда? Высшее Существо, Всесовершенный Дух? Да к тому же Личный Дух, то есть Личность, имеющую Свои личные свойства, или, как говорят о людях, характер. Как ты определил, что Он там? Ты ведь совсем не знаком с Ним. Скорее всего, то, что ты ощущаешь в душе и о чём говоришь — это бог твоей души. То, что ты сам назвал богом. Твоё персональное божество, по законам которого ты и стараешься жить. Вообще-то, и законы эти — твои собственные законы. И получается, что у всех людей они разные. И если на уровне третьего класса они разные у двоечника и отличника, то что же дальше?

Когда словами «Бог в душе» исчерпывается вся духовная жизнь, нелепо говорить о вере. Точнее — это тоже вера, но мёртвая. «И бесы веруют» в Бога, по словам Апостола (Иак. 2,19). Как может проявиться вера у «не знающего Бога»? Она мёртвым, не созидающим грузом будет лежать в его душе. Именно грузом, неудобным и тяжёлым. Потому что состояние признания Бога без призывания Бога, то есть без активного действенного желания общения с Ним, без проявления веры в Него, очень тяжко для человека.

О вере так же можно услышать: «Он очень верующий человек, но верит в душе. Без всяких внешних атрибутов». Говорят, полагая, что вера в Бога, как явление духовное, должна быть невидимой. На самом деле вера всего лишь отчасти невидима, потому что живая вера непременно выразит себя внешним образом. Так же как Бог, который есть Всесовершенный Дух, невидим, но проявления Его могут быть видны. Тому пример — весь наш сотворённый Господом видимый мир.

О вере в душе, или, ещё усугубляя — вере в глубине души, обычно говорят с оттенком некоторого превосходства перед верой видимой, с внешними атрибутами. Ещё бы! Ведь внешнее так легко подделать, а в глубине души нет надобности фальшивить. Всё равно никому не видно, что там, на донышке, находится. Поэтому считается, что вера-невидимка — более настоящая и заслуживает большего уважения.

Это интересно:  Как продать квартиру после ее приватизации без налогов?

Правда, чем отличается глубинно-верующий человек от неверующего не совсем понятно… Да мы и не станем сравнивать, а лучше предоставим слово свят. Феофану Затворнику: «Вера, когда жива и пламенна, не может укрываться в сердце без обнаружения, а сама собой выходит и в слове, и во взоре, и в движении, и в делах».

В доказательство того, что истинная вера выражает себя и во взоре, и в движении, приведу некоторое воспоминание. Это сейчас в церковные праздники все могут беспрепятственно посещать храм. И верующие, и просто любопытные. Лет сорок назад попасть на пасхальную службу просто так, поглазеть, было не так-то просто. Перед церковными калитками и дверями стоял кордон из дружинников-комсомольцев. Они должны были пропускать в церковь верующих и не пускать — любопытствующих. Задание деликатное и на первый взгляд — трудное. Ладно ещё, если лишний десяток случайных зевак проглядишь и пустишь на службу, а если верующему человеку вход преградишь? Ведь вся эта пропускная компания была устроена якобы исключительно в интересах верующих. Частично оно, конечно, так и было. Но что интересно, сколько я не наблюдал за дружинниками, не помню, чтобы они хоть раз ошиблись именно в отношении верующих и кого-то не пустили. Хотя они не спрашивали: верит человек в Бога или просто посмотреть пришёл. Верующих они сразу определяли. Значит, невидимая вера как-то видимым образом проявлялась «и во взоре, и в движении».

Вера в Бога подразумевает стремление к праведности, то есть к состоянию правоты перед Богом. Не некое сердечное стремление, не видимое постороннему оку, а вполне конкретное, проявляющееся в делах, поступках, словах. Вера человека усматривается не из его заявления о ней, не из его душевного устроения и интеллекта, а из его действий, поведения, отношений с другими людьми, из его оценки своих поступков.

Веришь в душе? Но во что? «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением», — говорит Апостол (1 Пет. 3,15). Веруя, мы непременно должны знать во что веруем. Именно поэтому при крещении взрослого человека от него требуется прочтение Символа веры, то есть молитвы, где последовательно перечисляются объекты его веры, понятия и явления составляющие её. А как же иначе? «Правило веры нашей начинается знанием, проходит чрез чувство и завершается жизнью, овладевая через это всеми силами существа нашего и укореняясь в основах его», (свят. Феофан Затворник).

Когда о своей вере говорят: «Верю, но в душе» — чаще всего лукавят. Лукавят из боязни жизненных изменений, боясь духовной жизни, как лишней нагрузки. Так проще — верить в глубине души, не давая воли своей вере, никак не обозначая её. Но есть ли смысл в такой законсервированной вере? Приближает ли она к спасению? Даёт ли надежду на жизнь вечную?

Зачем нужны посредники?

Количество верующих и церковных людей не одинаково. Ведь церковная жизнь включает в себя правила, обязанности, ограничения. Не говорю, что она состоит только из ограничений и обязанностей, но они есть. Эти-то ограничения и останавливают немалое число верующих на пороге Церкви. Таинство крещения да маленький нательный крестик на шнурке или цепочке остаются для них единственной связью с Православием.

Есть люди добрые, трудолюбивые, порядочные от природы или благодаря воспитанию. Казалось бы, зачем им нужна Церковь? Может, они могли бы достичь Царства Небесного и без неё? Человеку, никогда не совершавшему дурных поступков, трудно поверить, что его душа может погибнуть, что и ей нужна помощь. Однако попробуйте спросить такого, во всём порядочного, человека, откуда у него взялось мнение о своей порядочности? Отсутствие упрёков совести.

Прожить жизнь порядочным, честным человеком можно — но спастись без Церкви нельзя. Надеющийся достигнуть Царства Небесного своими силами, подобен человеку, который прочитал дома учебник по вождению самолёта и думает, что уже может самостоятельно долететь до нужного места.

Спаситель пришёл в этот мир и пострадал в нём ради создания Церкви. И до Него были на земле пророки и учителя, учившие, как надо жить. Однако пример и благодатная помощь, без которой невозможно следовать в своей жизни этим заповедям и учениям, были даны только Христом. «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28,20), — обещал Он. И пребывает с нами невидимо в таинствах Своей Церкви, через которые нам даются силы проводить жизнь честно и двигаться в сторону Царства Небесного.

Самое главное таинство — причастие. В Евангелии от Иоанна Господь говорит: «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6,53). Без причастия о Небесном гражданстве можно и не мечтать, да и здесь, на земле трудно оставаться в рамках духовного закона. Если вне Церкви греховная жизнь практически норма, то внутри неё это скорее исключение.

Так называемые «внешние ритуалы Церкви», которые кажутся ненужными нецерковному человеку, оказываются необходимыми, исходя из двухсоставности человека. Человек имеет видимую и невидимую составляющие. Получая благодать в таинствах, человек по своей природе нуждается в телесном подтверждении того, что таинство совершилось. При крещении человека погружают в освящённую воду и при этом вслух произносят слова молитвы. Исповедуясь, мы называем свои грехи, преклоняем голову, а священник покрывает её епитрахилью и читает разрешительную молитву. Соединяясь с Христом в таинстве причастия, мы принимаем Его Пречистую Плоть и Кровь под видом хлеба и вина. И так далее.

Духовные переживания очень тонки и не всегда могут быть правильно восприняты человеком, потому так премудро устроено в Церкви, что в ней есть и внешняя составляющая.

Сам Господь сопровождал какое-либо духовное действие внешним — преклонял колена, возводил очи. Так как в человеке душа и тело связаны, то состояние души естественно отражается и на состоянии тела. И наоборот.

Кроме того, внешние обряды Церкви показывают, что Церковь и все мы едины, в какую бы православную церковь мы не пришли даже в другой стране, везде служба совершается одинаково, везде есть иконы, горят лампады, священнослужители облачены в одинаковые одежды, совершают одинаковые действия. Церковь — это общество людей, объединённых таинствами. Мы говорим, что Церковь — это тело Христово. Но такое объединение в единое тело вряд ли возможно без единых церковных обрядов. А значит — они нужны.

Человека спасает не честная жизнь, не поступки, потому что тогда незачем было бы воплощаться и страдать Сыну Божию, человека спасает Сам Господь. Но как? Через благодать, которая даётся ему в Церкви.

«Верить в душе», не будучи членом Церкви, всё равно, как носить фотографию любимого человека в кармане, избегая встреч с ним. Такой «роман» обречён.

И чтобы не заканчивать разговор на этой грустной и кому-то обидной ноте ещё раз напомню — будущая наша жизнь начинается здесь, на земле. Узнать, что такое вечное мучение, пусть в микроскопической дозе, можно и вне Церкви. Но получить представление о будущем блаженстве возможно только в Церкви.

И каждый церковный человек испытал это на собственном опыте. Господь каждому по-своему даёт почувствовать его. Бог, как говорил старец Паисий Святогорец, иногда даёт человеку конфетку просто так, незаслуженно, чтобы показать, какая ему на небесах уготована небесная кондитерская. Желаю и вам этого сладкого знания.

Внутренняя красота
видна и снаружи

Беседа с иереем Сергием Балахоновым

«Считать себя ничтожеством нельзя. Мы же образ Божий, как мы можем образ Божий считать ничтожеством? Другое дело, что мы должны видеть в себе то зло, с которым стоило бы побороться, и молить Бога о силах на эту борьбу» (Протоиерей Борис Левшенко)

П о статистике 95% подростков недовольны собой. Им не нравится их рост, телосложение, черты лица и т.д. Такое отношение к себе часто приводит к комплексу неполноценности, то есть молодой человек начинает ненавидеть себя, а это иногда может закончиться даже суицидом. Скажете: «Понятно, переходный возраст». Отнюдь. Оказывается, большинство взрослых тоже «заражены» нелюбовью к собственной персоне. Не верите? Тогда подойдите к зеркалу и честно ответьте на вопрос: «Если бы у меня была возможность, что бы я изменил(а) в своей внешности?». Этот «тест» особенно болезнен для женщин. Замечено, что красавицам, в основном, не нравится их внешность. Например, в Голливуде более 80 % знаменитых актеров недовольны своим телом. А королевы красоты не считают себя таковыми. По выражению одного психолога, большинство людей в той или иной мере испытывают ненависть к самим себе, а значит, чувствуют себя несчастными. К чему это приводит? Наши взаимоотношения с людьми зависят от того, как мы воспринимаем сами себя. Несчастный человек — несчастлив во всем. К примеру, если муж не может примириться с самим собой, то ему будет психологически сложно принять свою жену. Естественно, он постоянно станет ее критиковать. Неуважающий сам себя не способен понять, за что его могут любить другие, и не верит в искренность чувств даже родных. Иногда такой «товарищ» легко превращается в деспота и тирана, подозревая, что все окружающие — лжецы и подхалимы. Но самое опасное — неспособность его довериться Богу.

Большинство людей не принимает себя такими, какими их создал Творец. Отвергая свой внешний вид, мы как бы отвергаем своего Создателя. Считая себя «недоделанным», юноша или девушка испытывает разрушающее чувство собственной неполноценности, обижаясь на жизнь, а значит, косвенно и на Господа.

О том, как правильно относиться к своим телесным недостаткам, а также бороться с комплексами и страхами мы беседуем со священником Сергием Балахоновым.

— Является ли грехом комплекс неполноценности?

— После грехопадения в человека вошло множество страстей и, соответственно, они производят свое действие на его душу и тело. Некоторые из них настолько сильно завладевают человеком, что постоянно проявляются во всех его делах, мыслях, словах. К одним из таких проявлений падшей человеческой природы можно отнести и комплекс неполноценности. Как правило, он связан со страстями гордости и тщеславия, является их плодом, болезнью души. В общем, как и всякое проявление падшей природы, закомплексованность — это грех.

— Батюшка, бывает, что комплексы неполноценности не дают человеку житья. Знаю одного подростка, который из-за этого хотел повеситься. Как бороться с комплексами?

— Для человека верующего этот путь — только через смирение. Вообще преодолеть в себе что-либо плохое можно, только смирившись, познав свою немощь, искренне пожелав избавиться от этого. Причем нужно рассчитывать не только на свои силы, но и на помощь Божию. Если комплекс неполноценности связан с какими-то духовными недостатками, то тут первое средство — покаяние и молитва, а если — с физическими, то тут нужно смириться перед Богом и осознать, что этот крест надо нести и через него спасаться. Другого пути, кроме смирения, тут нет.

— Значит, человек должен себя принять таким, какой он есть?

— Если физический недуг невозможно вылечить с помощью медицины, то надо смириться и принять его…

— И в какой-то степени полюбить себя таким?

— Да. И благодарить Бога за то, что Он дает. Один монах в Глинской пустыни был слепой, и ему предложили лечение, чтобы восстановить зрение. Но он отказался. Подвижник настолько полюбил это свое состояние слепоты, что даже когда представилась возможность, не захотел стать зрячим. Ведь, не видя окружающий мир телесными очами, монах не мог соблазняться грехами других людей. Он сказал, что слепота — это его путь ко спасению… Для человека духовно сильного даже такой тяжкий крест, как слепота, может быть путем ко спасению. А если у кого-то не хватает духовных сил, то и при небольшом испытании в нем просыпаются ропот, недовольство и тут, конечно же, нужна помощь Божия. Если человек может, то он должен попытаться вылечить свой недуг, потому что любая болезнь — состояние скорбное. А если она неизлечима, то нужно только смиряться и благодарить Бога за то, что если, например, он слепой, то хотя бы и не хромой или не глухой. И так люди могут жить и спасаться.

— По статистике в Голливуде более 80 % знаменитых актеров недовольны своей внешностью, что уж говорить про обыкновенных людей… Что делать человеку, если комплекс неполноценности не дает ему радоваться жизни?

— Надо понять корни такого комплекса, то есть немного разобраться в себе, понять, что тобой движет, с какой целью хочешь избавиться от недостатка, из-за которого страдаешь.

— Причем, часто человек расстраивается из-за мнимых телесных дефектов. Допустим, стройная девушка считает себя толстой…

— Да, встречаются девушки, которые и так худее, чем надо, а они еще и недовольны. Возможно, им стоило бы пересмотреть свою иерархию духовных ценностей. Итак, девушка хочет похудеть. Для чего? Как правило, чтобы еще больше нравиться молодым людям. Ей необходимо проанализировать свои мотивы. Путем размышления и, может быть, молитвы, она должна понять и осознать: то, что она похудеет еще больше, ей привлекательности не добавит. Более того, привлекать этим — весьма легкомысленно: это же не самое главное в человеке. Поэтому чтобы она обрела свободу от своего комплекса, у нее должны поменяться приоритеты. То есть излишнее внимание девушки к своему внешнему виду она все-таки должна перенести на свой внутренний мир. Понять, что если она будет внутри иметь мир душевный, мир своей совести, то окружающие обязательно это заметят и оценят.

Это интересно:  Обмен ежика, как обменять ежик в магазине на новый

— Внутренняя красота видна и снаружи. Гармоничная женщина сразу бросается в глаза.

— Конечно. Будучи внешне в чем-то даже не очень совершенной, она будет привлекательна для настоящих мужчин. Наверное, многие замечали: в состоянии гнева выражение лица даже у красивой женщины становится неприятным, отталкивающим.

— Честно говоря, православные девушки в вопросах похудения мало чем отличаются от светских. То есть воцерковленные незамужние девушки хотят похудеть, чтобы найти православного мужа. Ныне проблема познакомиться с целью создания семьи в православной среде колоссальнейшая. А православная замужняя женщина пытается похудеть, хотя она и не толстушка, скажем, чтобы…

— Продолжать нравиться мужу.

— Да. Они говорят, что в нас разделяется личность и женщина. Личность говорит: «Не надо покупать новую вещь, не следует о себе особо заботиться». Но женщина в нас считает иначе: «Нет, ну все-таки… иначе мужу будет тяжелей, так как соблазнов сейчас много». То есть они хотят выглядеть привлекательно из любви к ближнему, чтобы мужу было приятно.

— Можно сказать, что здесь они и правы и не правы одновременно. Дело в степени ее заботы о себе. Потому что выглядеть красиво, привлекательно для женщины, если она еще не в преклонных годах, — нормальное проявление ее женской природы. А когда это переходит определенные границы, если ради внешнего вида жертвуют чем-то существенным, то это уже является греховным проявлением женской природы. Главное должно быть главным: сначала духовное, потом телесное. Надо уметь бороться с собой. То есть знать свои слабости и преодолевать их с помощью веры. Познавать себя, больше размышлять о горнем и о корнях своей проблемы.

— Можно ли сказать, что своим телом, даже несовершенным, христианин должен быть доволен?

— Тело — это же дар Божий…

— Благодушное приятие всех внешних обстоятельств: своей полноты или других недостатков — признак правильного духовного устроения. К тому же, если мы принимаем волю Божию о себе с миром, благословляем эту волю, то намного облегчается наша внутренняя жизнь.

— Раньше православные женщины, в основном, ходили в юбках до пят, мешковатой одежде, считая: чем некрасивее наряды, тем лучше… А сейчас даже появилось такое понятие, как православная женская мода. То есть женщины ринулись в какой-то степени к внешнему украшательству себя. Это как воспринимать?

— На мой взгляд, маятник качнулся в другую сторону. Опять-таки, слово «ринулись» правильно характеризует существо событий. Чрезмерное внимание к своему внешнему виду, естественно, неполезно для души. Зачастую, желая быть привлекательными внешне, женщины жертвуют ради этого чем-то внутренним. Если раньше юбка была до пят, то теперь она стала гораздо короче… Соответственно, кого-то из окружающих это уже соблазняет на грех. Здесь должна быть какая-то середина. Можно одеваться красиво и со вкусом, носить какие-то украшения, если их не очень много и они уместны. Однако с помощью этого не нужно выставлять себя напоказ. Надо понимать, что это всего лишь внешнее.

С другой стороны, некоторые православные женщины поступают совершенно недальновидно и опрометчиво, когда, порой, вообще перестают о себе заботиться. Возможно, они руководствуются тем, что раз их брак — венчанный, то муж уже никуда не убежит. Поэтому можно вести себя, как хочешь, одеваться, как угодно и т.д. Эта крайность диаметрально противоположна той, о которой мы говорили выше. Оба эти пути — ошибочны.

— Батюшка, от комплексов давайте плавно перейдем к страхам. Допустим, сейчас достаточно распространен страх публичных выступлений. Понимаете, в чем дело: часто говорят, что корень этого страха — гордыня, тщеславие. А если православному нужно выступать не для того, чтобы себя показать, а ради служения ближним, и при этом он все равно боится произнести речь… Как человеку с этим бороться?

— На мой взгляд, тщеславие и гордость имеют настолько глубокие корни, что сразу от них избавиться невозможно. Они проявляются и в виде этой психологической проблемы. Через нее человек может осознать наличие этих страстей в своей душе. Но, возможно, борьба с тщеславием и гордостью напрямую не так скоро даст видимые плоды, да и правильному противостоянию своим страстям сразу не научишься. Искоренять же эти проявления, уметь им противостоять в ряде случаев можно, используя определенные психологические приемы. Допустим, человеку перед выступлением, кроме молитвы, которая прежде должна совершаться, полезно, может быть, осознать, что он на самом деле не центр внимания для слушателей и выступает как бы на неком фоне, является как бы частью общей картины. Поэтому лучи внимания других на нем не сосредоточены, проходят словно сквозь него. И когда человек немножко абстрагируется от самого себя, то ему уже легче будет говорить перед аудиторией. Существует и такое наблюдение: если человек делает что-нибудь из послушания, то это значительно облегчает его задачу. А верующий, понимая, что не может не совершать дело Божие, находит для себя в этом успокоение и в какой-то мере освобождается от сосредоточенности на себе. Возможно, есть и другие, совершенно простые способы помочь себе. Бывает так, что выступающего застали врасплох каким-то вопросом, и он никак не может собраться с мыслями. Наверное, тут можно не спешить с ответом, а самому спросить, задать уточняющий вопрос. Или начать свою беседу с аудиторией через диалог, какие-то, пусть и совсем простые, вопросы, а от диалога плавно перейти к монологу. При монологе человеку может показаться, что он фокусирует все внимание на себе и, скорее всего, начнет из-за этого смущаться. А когда сначала завязывается диалог, то выступающий привыкает к тому, что есть некая общая проблема и надо решить ее в совместном обсуждении. Дальше уже проще говорить и в форме монолога.

Нам неизвестно, как тот, кто испытывает страх публичных выступлений, обосновывает это сам для себя. Возможно, человек убежден, что, скорее всего, он выступит не так, как ему хотелось бы, и это смутит и его, и ближних. В таком случае можно постепенно расширять свою аудиторию, привыкать к публике. А возможно, здесь просто не хватает совета опытного психолога и священника.

— То есть в данном случае можно даже к психологу обращаться? К слову сказать, некоторые психологи дают такой совет: «Если волнуетесь перед выступлением, спросите у себя, чего именно боитесь. Что вас с позором выгонят из зала? Но этого же не случится. Вот и не бойтесь».

— Думаю, здесь обратиться за помощью к специалисту даже нужно, ибо если человек сомневается, что скажет все хорошо, то скорее всего, эта проблема в большей степени психологическая. Ведь негативный эффект, который он произведет на слушателей, будет не так уж и страшен, как ему кажется. Как правило, человек преувеличивает свое фиаско. В большинстве случаев, если у оратора или артиста проскакивают какие-то неловкие моменты, то, выступая искренне, он способен и эти шероховатости обращать в свою пользу. Поэтому можно обратиться к православному психологу, чтобы он научил человека правильно держаться в такой ситуации.

— А как бороться с такими страхами?

— Сознавая свою немощь, предаться воле Божией, постоянно находиться в Его присутствии. Доверять тем, к кому обращаешься, помня, что все мы одной природы и должны покрывать немощи ближнего, а значит, и нашу немощь может покрыть христианская любовь слушателей. Не бояться делать ошибки — мы же не считаем себя безгрешными.

— Значит, в данном случае у себя надо устранить страх ошибки? Допустим, если человек перед выступлением настраивает себя: ну, ошибусь и ладно, ничего страшного.

— Да. Я слышал такую историю. Один студент не мог отвечать перед большой аудиторией. И ему психолог дал совет: ты себе разреши ошибиться и даже постарайся, отвечая, ошибаться, как обычно, и будь этим доволен. Когда человек прекратил бояться сказать что-то неправильно, он перестал ошибаться.

— Следовательно, православный человек должен быть самим собой?

— В идеале — да. К этому нужно стремиться, об этом нужно молиться.

— Святые всегда были самими собой со всеми своими плюсами и минусами. Они одинаково естественно могли общаться и с императором, и с крестьянином

— Это признак совершенства и стремиться к этому, конечно, надо.

— Иными словами, воцерковление не подавляет индивидуальность человека?

Отражаясь, отражай

«Ну почему же у нас в Церкви женщины — все равно как серые мышки?!» — оказывается, мужчины в храмах обращают внимание на то, как одеты и как вообще выглядят их сестры во Христе. Фраза, в общем-то, обидная, однако она заставляет задуматься. Неужели христианина может всерьез заботить внешний вид? Должна ли христианка, коль уж к ней претензия, быть заметной и модной? Вместе с прихожанами православных храмов мы попытались найти ответы на эти вопросы.

Внешность от внешнего?

Я немало размышляла о том, стоит ли вообще браться за написание этого текста. Разве нет у нас других животрепещущих тем для рассуждений и разговоров?! По большому счету, ходи хоть в рубище, только следи за тем, кто ты в очах Божиих. Но вот мы видим, что не всё так просто. И если уж те, кто стоит с нами в храме, считают, что хорошо бы это «рубище» было еще и приятным для глаз, то что говорить об остальных окружающих — членах семьи, близких и друзьях, коллегах по работе? По моим наблюдениям, женщин, которые одеваются красиво, в храмах все-таки немало. По крайней мере, в городе. Может, это они не правы? А как же смирение и кротость, как же целомудрие, как же, наконец, слова апостола Петра: Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной [красоте] кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом (1 Пет. 3, 3–4)?

Как говорит мой духовник, одна из главных христианских добродетелей — рассудительность. И в вопросах внешнего вида нужна своя разумная мера, золотая середина. Но даже у тех, кто над поиском ее трудится, не сразу получается ее найти. Поэтому и мелькают то и дело в толпе прихожан неофитские юбки «в пол» и темные платки «по брови». Помню, мне тоже в начале воцерковления казалось, например, что надевать красивую, пусть и скромную одежду, когда собираешься на исповедь, грешно: ну не сочетается покаянный настрой с ощущением себя в таком наряде! Некоторые мои знакомые признавались, что тоже, вопреки привычке, старались одеваться в храм как можно незаметнее. Думаю, объясняется это просто: человеку, еще не имеющему опыта борьбы со своими страстями, кажется, что покаянное чувство или смирение зависят от этих внешних факторов. И лишь со временем под руководством опытного духовника и с Божией помощью хоть немного начинаешь понимать, что любое достижение в христианской жизни — плод кропотливого и тяжелого труда над своим сердцем, в котором и живут все страсти, мешая пребыванию там Бога.

Внешнее иногда помогает в борьбе с собой, но не определяет всё. А вот внутреннее на внешнее оказывает намного большее влияние. Вера, церковная жизнь меняют взгляды человека, образ жизни, подчас круг общения и даже вкус в одежде.

— В юности я носила очень коротенькие юбочки,— рассказывает Мария (филолог, 23 года), — и мне казалось — как, собственно, и сейчас кажется, — что длина юбки в этом возрасте не имеет значения: с нравом и умом это никак не связано. В храм я, конечно, одевалась подобающе, а в остальное время носила привычные мини, и менять образ не хотелось. Он изменился сам собой постепенно, то ли от какого-то его несоответствия зарождающейся новой жизни, то ли от страха ввести в искушение окружающих. И оказалось, что красиво одеваться не значит показывать «все самое лучшее», а значит быть женственной, живой.

— С воцерковлением в манере одеваться, в моем образе изменилось всё, — подтверждает Ирина (юрист, 39 лет).— Я любила кричащие наряды, яркий макияж, броские прически. Да и сама по себе была вся, как расстроенное пианино. А потом, придя в храм, как будто попала в руки хорошего настройщика: стала возвращаться к естественности — конечно же, естественности ухоженной, ее не стоит путать с натурализмом, которым порой страдают в неофитском пылу некоторые церковные люди. У меня такое чувство, что я вернулась к себе самой — пианино заиграло наконец гармоничную, красивую музыку. И сейчас, когда смотрю на женщин, которые выглядят так же, как я раньше, то с горечью вижу эту гримасу неестественности.

— Помню, как в школьные годы обращал внимание на людей, ходящих в храм, — на то, во что они были одеты, как выглядели,— признается Андрей (IT-специалист, 30 лет).— В ту пору началась мода на джинсы, дамы и девушки стремились носить либо их, либо брюки, и стало сложно встретить женщину в юбке, тем более в длинной. Это казалось пережитком прошлого, чем-то уж совсем несовременным. Тогда же я обратил внимание, что женщины в храме не используют макияж и духи. Это тоже играло не в их пользу, как я тогда считал. Повзрослев, я почти не обращал внимания на таких женщин, взгляд невольно притягивался к ярким и манким. Для меня самого в этом возрасте одежда и парфюм стали чем-то очень важным, значимым, почти даже определяющим меня как личность. Но вот я сам стал постепенно тянуться к вере, и что же произошло? Собираясь на службу, я доставал из шкафа скромную рубашку, простые брюки, и в этом виде ничтоже сумняшеся спешил на Литургию. Сейчас для меня простая и невычурная одежда стала обычной и приятной. Столь же сильно изменилось и отношение к противоположному полу: я стал больше ценить личность, а не только внешний вид. Скромная одежда и едва заметный макияж больше не воспринимаются как отсутствие красоты, наоборот — женщину украшает ее естественность, а современное разнообразие вещей позволяет легко подобрать стильную одежду, не выходящую при этом за рамки скромности. Более того, у воцерковленной женщины — определенные ценности в жизни, и в общении чувствуешь себя с ней на одной волне, а это имеет большое значение. Все это вкупе — естественная красота, скромная одежда и духовная жизнь — и составляет, по моему мнению, образ современной православной женщины, на которую хочется обращать внимание.

Это интересно:  Долг За Квартиру 10 Тыс Имеют Право Судебные Приставы

Однако, по свидетельству некоторых прихожанок, с приходом в Церковь никаких существенных изменений в их внешности не произошло. Почему так? Вернее всего на этот вопрос, как мне кажется, отвечает комментарий Юлии (журналист, 40 лет):

— Для меня всегда важнее было, кем человек является и что он из себя представляет как личность, нежели то, как он выглядит. Соответственно, и мой внешний вид никогда не был для меня в числе приоритетных жизненных вопросов. С приходом в Церковь изменилось немногое. В гардеробе появилось больше юбок и платьев, потому что в удобных джинсах, в которых можно при необходимости и с горки с ребенком скатиться, и на дачу поехать, в храм не придешь. На этом, пожалуй, и всё.

— Мой образ с воцерковлением не изменился никак, — говорит Валерия (редактор, 31 год).— Вкус и манера одеваться сильно изменились после замужества, и связано это с осознанием и принятием своей женственности, то есть с процессами психологическими, а не с требованиями традиций. Мне кажется, отношение к внешности — это штука, параллельная церковной жизни, оно идет изнутри. А некая религиозная регламентация — вещь внешняя, во многом искусственная. Она связана, скорее, с желанием принадлежать «православной субкультуре», а не с внутренней потребностью.

Православная «форма»

Возможно, именно это желание принадлежать традиции, с одной стороны, и неверное понимание сути христианской жизни, с другой, и приводит к тому, что люди начинают свой внешний вид подгонять под некий шаблон. Особо впечатлительные, начитавшись о подвигах монахов или столкнувшись с какими-то строгими монастырскими правилами и неверно их истолковав, начинают по дерзости и неразумию принимать на себя подобное духовное, как им кажется, делание. Так, одна знакомая мне женщина начала носить исключительно черную одежду, не снимала платок даже на рабочем месте (а работала она в светской организации), в знак противопоставления себя миру, который, как известно, во зле лежит, перестала ухаживать за собой. Хотя подобным заблуждением страдают и мужчины. Постоянно можно видеть в храмах прихожан с длинными бесформенными и нечесаными бородами и длинными же волосами, подчас неопрятными и даже не вполне чистыми: мол, что Господь дал, то и правильно, а корректировать образ Божий грешно. Почему эти люди ставят знак равенства между неухоженностью и православным христианством — остается загадкой…

Другое дело, когда какие-то метаморфозы происходят с только-только начинающими церковную жизнь людьми, воспринимающими сперва форму, а не содержание, и при этом не имеющими пока способности вместить, как эти форма и содержание соотносятся.

— Мое воцерковление началось с паломнических поездок, поэтому представление о том, как должна выглядеть православная женщина, складывалось под влиянием требований, предъявляемых к паломницам в строгих мужских обителях, — рассказывает Ольга (парикмахер, 39 лет). — Длинная широкая юбка, кофточка с длинным рукавом и воротником-стоечкой, если на ногах босоножки, то непременно носки, чтобы не было видно голых пяток, косынка, завязанная впереди, как у бабушек. Это сейчас я понимаю, что монахи, скорее всего, желают таким образом свести к минимуму искушения для себя и, конечно, имеют право требовать от своих гостей-паломников того вида, который для них удобнее. Но тогда я думала, что надо ходить в храм только так и не иначе, и, честно говоря, меня это очень удручало. Купить на мой размер нечто красивое, но длинное было невозможно. Поэтому вид был старушечий и унылый, и он совсем не гармонировал с моим внутренним миром. Если кому-то из знакомых я попадалась на глаза в этих странных одеждах, то приходилось терпеть, в том числе, и насмешки. Я ужасно стеснялась и, выходя за ворота храма, сразу же старалась снять с себя хоть что-то. В каком-то смысле это, наверное, даже было лицемерием. Потом я стала робко шить что-то посимпатичнее, а когда попала на библейские беседы, которые проводил священник из храма, в который я хожу, то поняла: христианство вовсе не запрещает выглядеть красиво — главное, чтобы это было не вульгарно, целомудренно. Слава Богу, стало что-то подобающее в магазинах появляться и даже нужного мне размера, а потом я привыкла, нашла свой стиль. Вместо прежних мини и брюк — женственные красивые юбки и платья, пусть даже чуть ниже колен. Новый образ оценили и коллеги, и родные. Я стала снова использовать косметику, только уже более скромно: просто чтобы не выглядеть уставшей или больной. Это особенно во время поста необходимо, а то обязательно кто-нибудь спросит: «Олечка, ты заболела? Что с тобой?». А подкрасишься, улыбнешься — никто и не догадается, что тебе тяжело или трудно бывает. Я считаю, что православная женщина должна одеваться со вкусом, красиво выглядеть. Ведь людям нецерковным часто кажется, что Православие — религия грустных и мрачных людей, и в храм вместе с такими не всякий захочет войти в поисках Бога.

— Я думаю, что внешний вид человека выражает его внутренний мир и состояние души, и при этом, в идеале, он должен соответствовать конкретным целям и задачам, — размышляет Виталий (алтарник, 41 год).— Если человек с воцерковлением начинает изменяться в сторону невзрачности, неопрятности и безвкусности до такой степени, что это отчетливо заметно окружающим,— это, на мой взгляд, знак того, что он воспринимает христианскую жизнь слишком односторонне или вовсе неверно. Это знак тревожный, в первую очередь, для его близких. Православные люди — совсем не те, кто имеет «постный вид» и носит рубище или рванину. От этого Сам Господь предостерег в Евангелии… И это касается не только женщин, но и мужчин, пусть и в меньшей степени.

А если человек стремится привести свой внутренний настрой к любви, к единству с Богом, то и его внешний вид, скорее всего, будет выражать красоту, радость и гармонию, а никак не вызывать тоску и неприятие окружающих. Другое дело, что и «попугайские», «клоунские», откровенно вызывающие или соблазнительные наряды нельзя назвать подходящими для православных христиан. Степень яркости и нарядности может определяться чувством такта, меры и эстетического вкуса, а главное — соответствием месту и времени. И если в храм человек приходит, как на праздник, то почему бы и его наряду не быть торжественным, праздничным, «брачным».

«Так это же праздник»

До революции верующие надевали в церковь все самое лучшее. Моя бабушка рассказывала, как до храма шли босиком, чтобы не занашивать туфли, а перед входом обувались, чтобы в дом Божий войти уже в подобающем виде. Так ли мы, нынешние христиане, ощущаем эту молитвенную встречу с Богом?

Один из саратовских священников, иерей Святослав Пармакли, рассказывает такой случай. В храм, где он служит, стал приходить какой-то мужчина буквально в домашнем, словно из квартиры вышел, в чем был, да и зашел в церковь по-соседски. Придет, сядет в уголке недалеко от алтаря и внимательно наблюдает. Никто его не тревожил, он тоже никому не мешал, разве что только этот странный его домашний вид немного настораживал. А потом в один прекрасный день он снова явился, только уже в костюме, галстуке, с женой и с детьми, захотел исповедоваться и причаститься. Его спрашивают, откуда, мол, такая перемена, а он отвечает: «Я смотрел-смотрел и понял: так служба — это же праздник!».

Думаю, что это ощущение праздника бытия с Богом надо нести людям всеми удобными способами. Поэтому и внешний вид может стать своего рода миссией, особенно в наше время, когда столь сильны мифы об унылом и примитивном Православии, приверженцы которого только плачут о своих грехах и ходят с печальными лицами в бесформенных балахонах, а в храмах заставляют носить платки и злобно шипят на всех новеньких. Ведь для того, чтобы твой образ был интересным и привлекательным, необязательно носить откровенные наряды, которые, безусловно, притягивают внимание, но только внимание совершенно определенного рода. Сколько сейчас можно найти элегантных платьев, юбок, джемперов, жакетов самых разнообразных фасонов, которые способны подчеркнуть, прежде всего, человеческое достоинство женщины, ее природную мягкость, нежность — то есть все самое лучшее, что дал ей Господь. При желании можно отыскать подходящие предложения на любой кошелек. Замечательным решением становятся различные швейные мастерские, которые нередко организуют верующие женщины для изготовления как раз такой одежды — модной, красивой, даже яркой, но при этом не вульгарной, в которой не стыдно ни в храме показаться, ни на работу прийти.

Хорошо, если христианка будет выглядеть так. Она молода и хочет создать семью? Порядочный молодой человек обязательно оценит ее целомудрие и тонкий вкус и обратит на нее внимание. Она замужняя? Пусть цветет для своего супруга и радует его сердце. Она вынуждена быть одинокой? Опрятно одетая, без щегольства, она может нести в своем образе радость о Христе, Который дает ей утешение.

Цельность — гармония — красота

Думаю, самое верное определение, на которое надо ориентироваться,— это «целомудренно». Ведь целомудрие — внутренняя чистота, цельность помыслов и поступков, которые не обусловливаются внешними факторами. Именно об этой истинной красоте и говорит в своем послании апостол Петр. Почти все, с кем я, подготавливая этот материал, беседовала о внешности, о нарядах и стилях, так или иначе переходили на размышления о содержании человека.

— Я как фотограф и до воцерковления, и сейчас стараюсь не особо обращать внимание на одежду женщины. В ней должны запоминаться взгляд, выражение глаз, голос, еще что-то неуловимое. Одним словом, самое ценное для меня — это впечатление от женщины, — делится Иван (фотограф, 36 лет). — Вместе с тем это не означает, что прихожанки должны нарочито пренебрегать заботой о внешнем виде, натягивая на себя непонятные серые балахоны. Наша вера — это свет и радость, ведь и храмы украшаются, чтобы это подчеркнуть. И христианки должны этому соответствовать: одеваться красиво, при необходимости в меру пользоваться косметикой. Одним словом, должны тоже служить украшением храма.

— Да, хочется, чтобы в жизни было больше красоты, но красота все же не в количестве и разнообразии нарядов и не в броском макияже, — подчеркивает Юлия (журналист, 40 лет). — По моим наблюдениям, искренние, открытые люди, да если еще и увлеченные каким-то хорошим делом, всегда вызывают симпатию. В Церкви я встречала немало таких, они для меня и являются образцом настоящей красоты.

— Однажды я увидела в маршрутке девушку, внешность которой меня просто поразила, — вспоминает Наталья (певчая, 33 года). — Не помню, в чем она была одета, но ее лицо без смущения можно назвать одухотворенным. И так она отличалась от стоявших тут же рядом ярких и заметных красавиц! В руках у нее были листы А4. «Ноты», — почему-то подумала я. И вскоре, присмотревшись, убедилась в своей догадке. «Песнопения, не иначе», — я была почти уверена. И не ошиблась. Наверное, так или почти так и выглядит целомудрие, его тихая, сокровенная красота.

Как прийти к такой цельности, где найти заветную грань между щегольством и по-настоящему достойным внешним видом? Я попросила ответить православного священника — настоятеля храма преподобного Серафима Саровского, преподавателя Саратовской семинарии протоиерея Димитрия Усольцева:

— Цельность, среди прочего, это в некотором смысле еще и честность, когда нет несоответствия между внутренним и внешним. Если мы наденем на себя какие-то мешки, как некие смиренники, то это будет двуличие: ведь внутри-то у нас совсем иное. Были такие святые, которые раздавали не только имущество, но и все свои одежды другим, но такова была высота их жизни. Церковь — не система запретов: туда не ходи, это не носи, и истинная свобода — вовсе не вседозволенность, а способность встать над грехом, победить его. И когда человек по-настоящему идет ко Хрис­ту, молится, живет по Евангелию, то постепенно и его внешний вид приходит в соответствие этому его внутреннему пути. Но при этом Евангелие призывает нас: не будь лицемером, желая показаться благочестивым, помажь голову твою и умой лице (Мф. 6, 17). То есть вовсе не грешно и даже правильно выглядеть достойно и красиво. Однако к этому не должно примешиваться некое низменное желание, превращая наше естественное эстетическое чувство в страсть. Наряжаясь, всегда можно задать себе вопрос: для чего я это делаю? А не разрушает ли этот образ мою цельность? И если человек не будет перед собой лукавить, то получит искренний ответ.

Фото Александра Курочкина и Марии Ковалевой

Газета «Православная вера» № 19 (567)

Статья написана по материалам сайтов: www.raifa.ru, www.mgarsky-monastery.org, pravoslavie.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий